Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:53 

Звездный Путь. Вояджер / Послесловие "Возвращение домой" глава 16

Sekaya
"С твоей любовью, с памятью о ней Всех королей на свете я сильней". / Шекспир Уильям/
Глава 16

Семь старалась сохранять спокойствие, хотя внутри у нее все кипело от гнева. Она опасалась за безопасность тети, неизвестно, как повели бы себя Сбешники, не подчинись «чертов борг» приказу. И ей было бы крайне неприятно, узнай адмирал Джейнвэй об инциденте. Девушка не чувствовала себя виновной в чем-либо. Несколько раз она пыталась спросить своих конвоиров о причине ее ареста, но безрезультатно, ответа не было. С тех пор, как Вояджер вернулся на Землю, Семь ни разу не покидала дома Ирэн Хансен, так что любое обвинение в ее адрес выглядело преднамеренной провокацией.
Гордо держа голову, она шла по тюремному коридору, делая вид, что не замечает удивленных взглядов из-за решетчатых дверей. Проходя мимо одной из камер Семь услышала, как ее зовут по имени. Повернувшись, чтобы посмотреть, кто бы это мог быть, она буквально остолбенела на месте. Из камеры на нее смотрел Доктор!
- Старый знакомый? - ухмыльнулся один из конвоиров. - Что же, у вас будет много времени, чтобы поболтать. - И открыв ключом решетку свободной камеры он посторонился пропуская ее внутрь. Семь молча подчинилась. Решетка за ее спиной сразу опустилась. Убедившись, что дверь надежно закрыта, конвоиры ушли.

- Семь, что случилось? - закричал, через коридор, из камеры напротив, Доктор. - Почему вы в тюрьме?
- Я не знаю. Обвинения против меня официально выдвинуты не были. Какие обвинения предъявляют вам?
- Точно не уверен, но думаю, что они считают меня виновным в голографическом восстании.

Семь удивленно выгнула бровь.
- Вас?
- Согласен, звучит глупо! - раздраженно сказал он, и хмуро поглядев на нее добавил, - я действительно общался с лидером восстания, признаю. И я действительно начал писать роман в основе, которого лежит голографическая революция, но это просто авторская фантазия! Начинаю думать, что за время нашего отсутствия в Альфа-квадранте, Звездный Флот и демократические принципы Федерации претерпели значительные изменения.
- Не могу сказать, что не согласна с вами, Доктор. Большинство принципов Федерации мне просто не знакомы. Я полагала, у меня будет больше времени на Вояджере для их детального изучения. И я так же надеялась на человеческую снисходительность, но похоже ошиблась.
- Полностью с вами согласен, - сказал Доктор. - Я разговаривал с адмиралом Джейнвэй. Она заверила меня, что делает все от нее возможное для...

Доктор замолк на половине фразы и так и остался стоять с открытым ртом. Семь проследила за его взглядом и не смогла удержаться от возгласа. Два вооруженных охранника открыли дверь ее камеры и, грубо тыкая фазерами в спину, завели еле передвигающего ногами Ичеба. Увидев Семь юноша поспешил к ней. Девушка обняла его, затем отстранила, чтобы посмотреть на отекшее лицо.
- Он всего лишь маленький мальчик! - яростно закричала она. - Не уже ли надо было избивать его?
Охранники смутились и что-то пробормотали.
- Семь, - с трудом разлепил пересохшие губы Ичеб. - Они не били меня.
- Тогда, кто это сделал?
Ичеб отвел глаза, неспособный выдержать ее пристального взгляда.
- Кадеты из Академии. Они сказали, что ненавидят боргов.
- Мальчик нуждается в срочной медицинской помощи, - вспомнил свои обязанности Доктор. - Вы должны уделить внимание его ранам.
- Не вижу ничего опасного для жизни, - «успокоил» его один из охранников. - Но впрочем, не волнуйтесь, доктор к нему скоро заглянет. - И без дальнейших комментариев охранник вышел из камеры, снова крепко заперев за собой дверь.

- Ичеб, объясни пожалуйста, что случилось? - настойчиво потребовала Семь.
Медленно, со свойственной ему пунктуальностью, Ичеб рассказал о произошедшем с ним инциденте. Семь и Доктор слушали его не прерывая. Из всего сказанного Семь выделила наиболее вероятную причину — борги.
- Ты сказал, что отец Тима получил некое сообщение, - Семь искала хоть какую-нибудь зацепку, чтобы понять, почему это произошло. - Кем работает его отец?
- Я не знаю его звания наверняка, - ответил Ичеб, слова, из-за разбитой губы, давались ему с трудом. Семь снова почувствовала волну гнева. Со стороны Звездного Флота было бесчеловечно отказать пленному в медицинской помощи. Не опасно для жизни. Тогда зачем они заставляют его страдать? Семь не понимала и злилась. - Тиму никогда не разрешали много разговаривать с другими курсантами. Его отец работает на разведку Флота и похоже он офицер высокого ранга. Могло так случиться, что он обладает информацией о боргах, еще не поступившей в СМИ для обнародования.

С таким объяснением Семь согласилась. Если бы произошло масштабное нападение боргов на Федерацию, резонанс последовал бы немедленно. Сложно утаить такую новость в мешке. А вот если это был отдельно взятый инцидент, с участием все тех же боргов, тогда да, разведка будет стремиться не допустить утечки информации в массы, дабы избежать паники среди населения.
Становилось понятно, почему ее так поспешно и без объяснений арестовали, и что именно испугало и озлобило до такой степени молодых кадетов. Страх перед угрозой вторжения боргов был все еще силен среди людей и, к сожалению оправдан.

Подойдя ближе к Ичебу она осмотрела раны.
- Охранники правы, твои повреждения не требуют капитального ремонта.
Юноша улыбнулся шутке, и почти сразу улыбка перешла в гримасу боли. Лицо Семь оставалось непроницаемым, хотя ей было ужасно жалко Ичеба, но жалость в данном случае им не помощник.
- Телу досталось меньше, - тихо сказал он.

Она поняла, что он хотел ей сказать.
- Это трудно, ты надеялся, что люди, принявшие тебя в свою семью, будут заботиться о тебе, а вышло на оборот, - холодно сказала она. К Ичебу судьба, на ее взгляд, была несправедлива, юноша за короткий срок успел дважды разочароваться в тех, кому всецело доверял. Сначала его предали родители, а теперь еще и однокурсники избили до полусмерти.
- Как думаешь, они позволят нам уйти? - с надеждой в голосе спросил он.
- Недостаточно данных для точного ответа, - кратко ответила Семь. - Я была на связи с командующим Чакотай в то самое время, когда офицеры безопасности вломились в дом моей тети Ирэн. Вероятно он сейчас пытается вмешаться и помочь нам.
- Адмирал Джейнвэй тоже в курсе моей проблемы, - добавил Доктор. - Уверен, что она узнает и о вас двоих.
- Командующий Тувок был тем, кто прекратил... - Ичеб никак не мог решить, что же именно с ним произошло, «недоразумение» или «открытое нападение». - Он прекратил это и знает о том, где я и что случилось.
- Так, командующие Тувок и Чакотай в курсе, и вероятно они уже уведомили адмирала Джейнвэй. Не старайся устроиться поудобнее, Ичеб, - шутливо сказала Семь. - С такой поддержкой, мы здесь долго не задержимся. - Она посмотрела на Доктора ожидая от него какого-нибудь остроумного комментария, но тот хмуро молчал. И в его голографических глазах ясно читалось сомнение в сделанном Семь выводе.

Спустя некоторое время тюремный врач осмотрел юношу. Все раны, как и заметил охранник, быстро залечил кожный регенератор. Но, к сожалению Семь, в душе Ичеба остались более серьезные повреждения, чем те которые нанесли его друзья-кадеты.

«Кадеты Академии Звездного Флота — лучшие представители своего поколения. Предполагается, что они должны защищать слабых, проявлять терпение и сострадание, - думала Семь. - И вот как они повели себя перед лицом простой угрозы борга!» - девушка была возмущена до глубины души.
Ей до сих пор не сказали, почему она и Ичеб были так срочно взяты под арест. И все же, несмотря ни на что, она рада снова увидеться с Доктором. Семь старалась держаться мужественно, понимая, что ее поддержка нужна Доктору, и Ичебу, как впрочем и ей самой. Юноша неотрывно смотрел на нее, от чего она еще сильнее распрямила спину. Доктор, на ее взгляд, держался молодцом и спасибо ему за это.

К двери подошел охранник и поднял решетку.
- Пожалуйста, следуйте за мной, - сказал он.
- Куда, вы ведете меня?
- Вас хочет видеть доктор Кац.
Уходя, она заметила, как Ичеб улыбнулся ей, тем самым говоря, что все произошедшее несправедливо и абсурдно, и поэтому скоро закончиться.

Доктор Джарем Кац был триллом. Он приветливо смотрел на Семь большими синими глазами и его улыбка не казалась наигранной. Высокий, хорошо сложенный, трилл среднего возраста, темные пятна сгруппировались около волос, что было характерно для его расы.
- Проходите пожалуйста, присаживайтесь, - предложил он Семь. Кац только что оказал Ичебу медицинскую помощь, за что девушка была ему признательна, и поэтому не стала упираться.
Положительный эффект усилился после того, как доктор, со словами: «Спасибо, за службу. Дальше я сам» - буквально силой выдворил из кабинета охрану.
- Я — доктор Джарем Кац, - представился он.

Она не ответила.

- Вы не арестант здесь, - сказал он. - Конечно, я не ожидаю, что вы будете со мной откровенны, но очень на это надеюсь.
Семь слегка приподняла золотистую бровь.
- Должен принести вам свои искренние извинения за бюрократизм, который вынудил кадета Ичеба терпеть боль так долго, - продолжил доктор и взяв медицинский трикодер подошел к ней. - Этому нет никакого достойного оправдания. Я бы рекомендовал молодому человеку поговорить с адвокатом, если конечно у него будет такая возможность. Как выяснилось, травмы он получил от своих товарищей по курсу в академии.

Доктор сделал паузу, ожидая ее реакции. Семь молчала, не подтверждая и не опровергая его выводов.

- Да, плохи ваши дела. Страх часто заставляет людей совершать жестокие поступки, за которые им в последствии становиться стыдно.
- Например такие, как арест граждан Федерации без предъявления им их вины, - жестко сказала Семь.
Кац согласно кивнул.
- И эти тоже. Ладно, оставим эту тему, пока они не присоединили меня к вашей теплой компании этажом ниже.
- А, что, такое возможно? - посмотрела она на него с подозрением.
Доктор засмеялся.
- Нет, простите, я только хотел вас немного подразнить, - он взглянул на результаты полученные медицинским трикодером и нахмурился. - Кажется ваш глазной имплантант немного раскалиброван.
Держа трикодер в руке он подошел к ней вплотную. Семь быстро пригнулась и скользнула от него в сторону.
- Откуда вам знать, так ли это? - требовательно спросила она.
- Я прочел всю доступную информацию о вас и Ичебе. Непростительно, что меня так поздно допустили осмотреть его раны, кстати не имеющие никакого отношения к тому, что он был боргом.
- Он больше не часть коллектива, - парировала Семь. - И я тоже.
- Понимаю, - сказал доктор Кац. - Попытаюсь не навредить вам. Отклонения в ваших имплантах незначительны и не опасны для жизни.

Семь задумалась. Джарем Кац отнесся к ней по-человечески. До сих пор только у Доктора был опыт в настройке ее имплантов. И все же она не считала, что Кац желает ей навредить, пытаясь устранить повреждения.
- Вы можете продолжать, - спокойно сказала она.
- Спасибо, - поблагодарил за доверие Кац, и осторожно подойдя к ней начал производить необходимую настройку.
- Возможно эти изменения устранят необычные эмоции, которые я испытываю.
- Какие эмоции?
- Слабый гул. Похоже на эхо множества голосов, - сказала она.
Кац застыл на месте услышав ответ Семь.
- Что-то похожее на связь с коллективом?
- Нет, - быстро сказала Семь. - Связь между нами была постоянной и сильной. Не было никаких помех или хаоса. Любой случай неповиновения сразу пресекался Королевой. Коллектив имел единое мнение и цель. А то, что я слышу сейчас разрозненно и очень слабо.
- Возможно кто-то предпринимает попытки активизировать вас, повторно ассимилировав?

Внезапно она схватила его за запястье. Не уже ли он думает о?..

- Семь, вы причиняете мне боль, - спокойно и не делая попыток освободиться, сказал Кац.
Она ослабила захват, но не отпустила его руки.
- Почему, вы задали мне этот вопрос?
- Вы утверждаете, что чувствуете чужеродное влияние. Я просто теоретизировал.
- Да, есть кое-что напоминающее влияние боргов, - Семь понимала, что не должна говорить подобные вещи в отсутствии адвоката, но тогда на разбирательство потребуется еще больше времени. - Именно поэтому я и Ичеб здесь? Скажите это прямо. У меня нет причин любить боргов доктор Кац. Адмирал Джейнвэй может подтвердить мои слова. Я буду рада помочь следствию, но я возражаю против своего заключения под стражу, даже не зная в чем меня обвиняют.
- Позвольте мне дальше исполнять свои обязанности, Семь — сказал Кац. Она нехотя отпустила его. Доктор отошел от девушки на пару шагов и потер покрасневшую руку. - Вы должны понимать, что я связан определенными обязательствами.
- Я понимаю.
- Мои исследования показали, что вы не... не то, что они о вас думают. Вы не носитель, в отличие от Ичеба. Я постараюсь, сделать все зависящее от меня для вашего скорейшего освобождения. Но взамен вы должны пообещать мне помочь.
- Чем?
- Я скажу охранникам, что вы нуждаетесь в специальном уходе. Вы сможете связаться со мной в любое время дня или ночи. И пообещайте, что сразу сообщите мне, если вдруг снова почувствуете те же симптомы, о которых рассказали ранее.
Она внимательно посмотрела на него.
- Вы будете вынуждены рассказать им то, что узнали.
- Да, буду, - подтвердил он. - Но чем подробнее я буду объяснять, тем скорее помогу вам.
- Почему вы хотите мне помочь?
- Я уже сказал вам, что знаю — вы не виновны в... в том, в чем они вас подозревают. Мне жаль, но я не могу рассказать большего, у меня есть обязательства перед флотом. Понимаю, вы растеряны и просьба доверять мне звучит сейчас нелепой и провокационной. Выбирать вам.
Семь коснулась своего лицевого импланта.
- Вы не исправили нарушения в работе импланта, - холодно сказала она.
- В действительности я перенастроил его, - сказал он. - Но проблема была не в нем.
- Если вы закончили свою проверку, - Семь поднялась со стула. - То я должна вернуться назад в камеру.

Несколько секунд он молча смотрел на нее.
- Хорошо. Я вызову охрану. Помните, о чем мы договорились. И еще... будьте осторожны, следите за тем, что и кому вы говорите.

**

Семь была удивлена, когда двое вооруженных охранников повели ее не обратно в камеру, а к турболифту. Через пару секунд они вошли в небольшую, полуосвещенную комнату. Девушка вздрогнула и собрав все свое мужество в кулак, гордо расправила плечи. Она догадывалась, куда и зачем ее привели.
Один из охранников подтолкнул ее фазером. Семь шагнула вперед. Дверь за спиной с шипением закрылась. Она осталась стоять в почти полной темноте.
- Семь из Девяти, - раздался в темноте мужской голос лишенный всяких эмоций. - Я полагаю, вы догадываетесь, зачем вы здесь.
- Для допроса, - ответила она столь же холодно, как и спрашивавший ее из темноты неизвестный мужчина.
- Почему вы так думаете?
- Не знаю. Меня уже допросили, на Вояджере, когда команда вернулась в Альфа-квадрант. Но, так или иначе, я отвечу на ваши вопросы максимально точно, несмотря на то, что вы держите меня здесь не вынося конкретных обвинений, - сказала Семь и гордо вздернув подбородок добавила. - Мне нечего скрывать.
- Смелое заявление. И все же я считаю, что вы лжете. Есть что-то, что вы не договариваете. И я знаю, как получить эту информацию от вас.

Из темноты к Семь потянулись руки. Она инстинктивно попыталась сопротивляться, но силы были неравны, ее усадили на стул и на руках и ногах девушки защелкнулись металлические оковы.
- Если вы не будете сопротивляться, вы не пострадаете, - послышался мягкий женский голос. - У меня нет цели причинить боль.
Теплые и нежные пальцы коснулись лица Семь. Разум стал похож на раскрытую книгу и она почувствовала вторжение вулканца в свои мысли.
- Как там говорят ваши друзья борги? - снова послышался мужской голос. - Сопротивление бесполезно. Или борги нам уже не друзья?

Вулканец все глубже и глубже проникал в ее разум. Словно сквозь вату Семь слышала, как бесчувственный голос монотонно рассказывает детали из ее жизни. Впечатление было такое, что кто-то читает вслух скучную книгу.
Через некоторое время вулканское зондирование пошло глубже, доставая до потаенных уголков памяти, до тех событий и воспоминаний, которыми она не желала делиться с посторонними. Короткой вспышкой ее ожгла боль.

И когда вулканец заговорил о скрытом и темном, она начала кричать.

**

Малыш Кевин Джонсон плакал во сне. Над его колыбелькой тихо качалась музыкальная игрушка. Ребенок беспокойно ворочался, под плотно закрытыми веками взад-вперед бегали глазные яблоки. Его щеки, то пылали, то бледнели. Но он не просыпался.
Находящиеся в крови нанозонды пришли в движение и теперь, согласно заложенной в них программе, размножались с огромной скоростью, перестраивая нервную систему малыша. С каждой секундой крохотных машин становилось все больше и больше, человеческая анатомия заменялась на холодный металл.

Тонкая кожа на щеке ребенка натянулась и лопнув оголила борговский имплантант.

@темы: Вояджер, Семь из девяти, Фик

Комментарии
2011-11-28 в 10:03 

Относящийся
Избранный Могущественный
Судя по внезапной активизации имплантов и странностям с шумом паранойя органов безопасности вполне оправдана...
В такой ситуации как возможность инфильтрации боргов как-то не до толерантности. Покаяться за нарушения и прочие слезинки ребенка можно будет потом. Но для этого надо чтобы было перед кем каяться и кому.

2011-11-28 в 14:09 

Sekaya
"С твоей любовью, с памятью о ней Всех королей на свете я сильней". / Шекспир Уильям/
То есть современный принцип "зачистки" мы должны сохранить для потомков? ;-)
Технологии развиваются, а подход остался прежним?

2011-11-28 в 15:07 

Относящийся
Избранный Могущественный
Этот принцип работает поэтому да, подход будет прежним.
Он был таким еще в Древней Греции и совсем не изменился несмотря на весь прогресс и развитие технологии. И не изменится не в силу злобности "кровавой гэбни" а в силу того что не изменились (и не могут изменится!) задачи и цели органов безопасности.
Это спецслужбы, а у них в силу закрытости всегда были специфическое отношения к соблюдению законов.
Повторюсь:
«Покаяться за нарушения и прочие "слезинки ребенка" можно будет потом. Но для этого надо чтобы было перед кем каяться и кому.»
Поскольку в случае достижения боргом своей цели заботы о соблюдении всяких прав будет несколько... неактуальны.
Вы же не будете спорить с тем что вся эта фигня с шумом и прочим неспроста?
А вот к слову если вы считаете что спецслужбы неправильно действуют то предложите свой вариант. Гуманный и правильный. А то как критиковать так это легко.

2011-11-28 в 15:22 

Sekaya
"С твоей любовью, с памятью о ней Всех королей на свете я сильней". / Шекспир Уильям/
А вот к слову если вы считаете что спецслужбы неправильно действуют то предложите свой вариант.
Взаимодействие, помощь и сотрудничество между внешней и внутренней службами.

В большинстве случаев кризиса можно было бы избежать, делись эти службы между собой информацией.
А так, старая, добрая игра "подсиди другого и на свободное кресло сядь сам, или посади выдвиженца"
И сколько при этом пострадает невинных граждан, властьимущих не интересует и интересовать никогда не будет.

   

Star Trek:Voyager

главная