23:44 

Звездный Путь. Вояджер / Послесловие "Возвращение домой" глава 18

Sekaya
"С твоей любовью, с памятью о ней Всех королей на свете я сильней". / Шекспир Уильям/
Глава 18

Либби была в бешенстве.

Гарри должен был встретить ее у «Зеленого Дракона» еще час назад. Этот китайский ресторанчик, один из немногих, удержавшихся на плаву, после фиаско с голодублерами, и ей потребовалось дернуть за кое-какие ниточки, чтобы зарезервировать для них на сегодня столик.
Стоя снаружи, под проливным дождем, она чувствовала себя круглой идиоткой. Ни разу в жизни девушка не ждала ни одного мужчину так долго. Либби с тоской провожала, взглядом, проезжающие мимо такси. Мистер Литий Ву, официант из плоти и крови, столь же редкий случай для современного Сан-Франциско, как и запряженный двойкой лошадей кабриолет, осторожно приблизился к ней.
- Мисс Вебер? – вежливо спросил он. – Хозяин ресторана извиняется перед вами и просит передать, что если господин Ким в скорости не приедет, то через пять минут ваш столик будет снят с резервирования.
Дрожа от холода, она повернулась к официанту и сердито уставилась на него. Ву вжал голову в плечи и, виновато кланяясь, отступил назад.
- Что ж, жаль, Литий, - Либби откинула со лба мокрые волосы. – Со стороны мистера Вонга, было очень вежливо держать для меня столик так долго. Скажите ему, что в этом больше нет надобности. Не думаю, что Гарри приедет, да и мне пора домой.
Официант смущенно глядел на девушку, ему было искренне жаль такую красавицу, но помня приличия, он только вежливо кивнул.
- Возможно, вы доставите нам удовольствие, посетив «Зеленый Дракон» в следующем месяце, - попытался Ву утешить промокшую до нитки «гостью».
Либби поморщилась. Если дурацкая голореволюция ни чем хорошим не закончиться, попасть в ресторан станет так же проблематично, как дойти пешком до Луны. «Зеленый Дракон» славился традиционной китайской кухней, великолепными живыми поварами и официантами, что делало его самым популярным местом в Китайском квартале. Идея «живого ресторана» мистера Вонга, казавшаяся сначала отсталым мышлением старого китайца, теперь принесла свои заслуженные дивиденды.
- Возможно, - согласилась она, не сильно веря в сказанное.
- Подождите! – воскликнул Литий. Официант нырнул в ресторан и спустя пару минут появился с маленькой красиво упакованной чашкой. – Немного горячего яичного супа для вас, чтобы скрасить путь домой. Ваш покорный слуга.

Либби была тронута. Не будь она насквозь промокшей, она бы обняла Лития. Благодарно улыбнувшись, девушка взяла гостинец и помахала на прощание рукой.
Домой, конечно, придется идти пешком. Ей нравилось гулять по улицам Сан-Франциско, но не в мокром платье и хлюпающих туфлях. Лучшая пара туфель. Найти транспорт с живым водителем, поздно вечером, было чем-то из области фантастики. Либби вздохнула и осторожно глотнув горячего супа, чтобы хоть чуть чуть согреться, побрела на свою яхту.
Свернув слишком резко за очередной угол, она не удержалась и подвернула лодыжку. Чашка с супом выскользнула из рук и разбилась, а сама Либби пребольно упала на колени. Встать получилось не сразу, нога вела себя как-то странно. «Неужели сломана?» - с ужасом подумала Либби. Ей потребовалось некоторое время, чтобы понять, что сломана не нога, а каблук.
Вебер хотелось выть в голос, но кто пожалеет ее на пустынной улице? Девушка вздохнула, сняла туфли и босяком пошла дальше.

Отчаянно дрожа от холода, она наконец-то добралась до своей уютной каюты. Ровена, кинувшаяся было к хозяйке, обиженно фыркнула и отошла прочь. Как не стыдно ходить такой мокрой и пачкать ее белоснежную пушистую шубку!? Фыр-р-р! Индиго напротив, остался равнодушным и, даже не удосужился открыть глаза, продолжая спать.
Первым делом, Либби подошла к компьютеру, надеясь увидеть там извинения от Гарри. Тщетно, ничего. Бормоча проклятия в адрес лейтенанта-зазнайки и снимая мокрую одежду, девушка встала под звуковой душ.

Закутавшись в теплый халат, она реплицировала чашку горячего шоколада и блаженно жмурясь, не хуже Индиго, отпила пару глотков. Ей хотелось есть, но с этим можно повременить. Она попыталась связаться с Гарри. Ответа не было. Написав ему короткое и сердитое послание, Либби откинулась на стуле.
И тут ей в голову впервые пришла мысль, что с ним что-то могло случиться. Она позвонила в «Зеленый Дракон». Лицо мистера Вонга напоминало раздавленную яичную скорлупу.
- Здравствуйте, мистер Вонг. Гарри случайно не заходил к вам?
Вонг отрицательно покачал головой.
- Нет, мисс Вебер. Его никто не видел. Вы ведь знаете, я бы и сам заставил его позвонить вам, будь он здесь.
- Да, конечно. Вы так добры. И все же, если он появиться, я бы хотела поговорить с ним.
Вонг улыбнулся.
- Уверен, что хотите.

Немного погодя, Либби позвонила родителям Гарри. Как обычно они появились на экране оба, улыбаясь до ушей.
- Либби, дорогая! Какая неожиданность! – воскликнула госпожа Ким.
- Очень рады видеть тебя снова, - подхватил энтузиазм своей супруги господин Ким.
- Добрый вечер господин и госпожа Ким. Простите, что беспокою вас в столь поздний час, но позвольте узнать, Гарри у вас?
По их напрягшимся лицам, Либби тут же поняла, что сказала лишнее.
- Нет, дорогая, мы думали, что он с тобой, обедает в «Зеленом Драконе». Наверное, было невероятно сложно зарезервировать столик из-за этой ужасной забастовки, - сказал господин Ким.
- Помолчи, дорогой, - вмешалась госпожа Ким. – Случилось что-то страшное. Я это знаю.
Стремясь успокоить пожилых людей, Либби притворно хлопнула рукой себя по лбу и рассмеялась.
- Какая я же глупая! Сегодня вечером он собирался пойти поиграть в покер со своими друзьями с Вояджера, - солгала она. – В ресторан мы должны были пойти завтра. Похоже, я так взволнована нашей будущей встречей, что перепутала даты. Мне просто не терпится увидеть его снова.
Господин Ким снисходительно улыбнулся.
- Молодым людям свойственно нетерпение, - пожурил он Либби, - приятные вещи стоят того, чтобы их не спеша подождать.
- Разве Гарри умеет играть в покер? – нахмурилась госпожа Ким, - я не одобряю того, чтобы мой мальчик играл в азартные игры на деньги.

Либби ехидно улыбнулась про себя, она только что обеспечила Гарри солидной головомойкой, но это было лучше, чем заставлять пожилых людей волноваться из-за новой пропажи сына.

- О, уже поздно, - сказала она, притворно зевая. – Еще раз простите, что потревожила вас.
- Никакого беспокойства, дорогая, - ласково заверил девушку господин Ким.
- И передай Гарри, что я собираюсь с ним серьезно поговорить о его дурной привычке, - строго предупредила мама Гарри.
- Я так и сделаю. Спокойной ночи, - широко улыбнулась Либби. Улыбка сошла с ее лица, как только погас экран.

Гарри не было в ресторане. Не было и дома, его родители в полном неведении, где сейчас их сын. Волнения госпожи Ким за сына потихоньку начали передаваться Либби. Материнское сердце безошибочно чувствовало, что с ее сыном, что-то стряслось. И Вебер собиралась узнать, что именно.

Директор Ковингтон казалась раздраженной из-за столь малого пустяка, по которому ее вздумал потревожить агент.
- Через две минуты у меня важная встреча, агент Вебер. Это не может подождать?
- Нет, - твердо заявила Либби, поражаясь своему нахальству в разговоре с начальством. – Гарри пропал без вести. Я нигде не могу его найти.
Ковингтон слегка улыбнулась.
- Иногда мужчины не хотят быть найденными их подругами, - мягко сказала она.
Либби упрямо покачала головой.
- Только не Гарри. Он на такое не способен. Я так же пыталась дозвониться его друзьям: Тому Перису и Лизи Кэмбел. Но и они бесследно исчезли. Вот я и хочу спросить, а нет ли здесь какой-нибудь связи?
- Понятно, - сказала Ковингтон. Ее бледно-золотые брови сошлись вместе. – Агент Вебер, я желаю, чтобы вы понаблюдали за намечающейся встрече. – Директор забарабанила пальцами по столу. – Адмирал Монтгомери прибудет сюда через несколько минут и мне нужны лишние глаза и уши. Вот вы ими и будете.
- Вы думаете, адмирал Монтгомери стоит за исчезновение всех этих людей? Но зачем ему это? Чтобы Гарри открыл ему ключ к технологиям Вояджера? Или может быть Ким и Перис наткнулись на переговоры Монтгомери с Синдикатом Ориона? Если это так, то, что же нам…

Впервые за шесть лет Либби увидела, как в мягких глазах Ковингтон сверкнула холодная сталь. Директор всегда казалась девушке дружественной и открытой, но теперь Вебер увидела и другую сторону медали – жесткий и непреклонный руководитель.
- Агент Вебер! – слова, словно кнутом, ударили Либби, и та вздрогнула. – Дикие предположения нам не помогут. Я ожидаю, что вы будете держать себя в руках, как подобает опытному агенту.
- Да, мэм, - немного успокоившись, покорно сказала Либби. Конечно, Директор права, истерика плохой помощник.
Ковингтон смягчилась.
- Я нуждаюсь в вашем тонком чутье, Либби, и именно сейчас, - Директор называла агентов по имени в исключительных случаях. – Могу я рассчитывать на вас?
- Можете, - согласно кивнула Либби.
- Хорошо, - Ковингтон ударила ладонью по кнопкам пульта, включая дополнительные камеры, так, чтобы Либби смогла видеть всю комнату. Послышался звонок в дверь. – Это он. Внимательно следите за беседой, позже мы обсудим ее с вами. Вас не будет видно и слышно, но вы сможете видеть и слышать все здесь происходящее. И помните, держать узнанное в строжайшей тайне. Понятно?
- Да, мэм, - сказала Либби. Ее сердце бешено колотилось.

Либби всегда уважительно относилась к адмиралу Кеннету Монтгомери. Твердый, как скала, герой войны с Доминионом. Но теперь, зная, что он мог сделать, мнение Либби о нем резко изменилось. Он был предателем и хуже того, виновником исчезновения, и возможно даже страданий, Гарри. Глядя на его широкие плечи, девушка видела не просто силу, а грубую силу, загорелое холеное лицо, без единой морщинки и ни малейшего намека на сострадание, взгляд хмурый и жесткий.

Он вошел в офис Ковингтон, так будто в собственный кабинет, огляделся и с отвращением поморщился.
- Это, что стиль работы Директора Секретных операций, держать своих гостей в темноте? – начал он без преамбул. Адмирал не посчитал нужным протянуть руку Директору для приветствия, та в ответ не посчитала нужным встать и поприветствовать своего гостя.
- Вы освещаете свой офис согласно вашему вкусу, я согласно моему, - парировала она.
- Вам нужно почаще выходить на свет, Бренна. Вы стали совсем бледненькой, сидя в такой темноте.
Ковингтон улыбнулась, в ее глазах явственно читалась неприязнь.
- Вот, что я вам скажу. Вы не станете говорить мне о том, что солнце недодало моему лицу, и я не стану говорить о щедрости светила в отношении вашего.

Либби фыркнула, так вот значит, как адмиралы обмениваются между собою любезностями. Загорелое лицо Монтгомери и в правду было через чур загорелым.

- Ну, пошутили, и хватит, - сказала Ковингтон. – Чем обязана вашему визиту, адмирал? И это в то время, когда вы по уши в делах Вояджера с его технологическими новшествами, - она махнула рукой в сторону стула, он не благодаря ее сел.
- Жаль, что это неправда, до новых технологий руки не доходят, - сказал он, - зато руки дошли до других проблем. Сначала голореволюция, а теперь еще и проклятая вспышка боргов. Приходиться из кожи вон лезть, чтобы не началась паника среди населения.

Либби в ужасе закрыла рот руками. Как хорошо, что ее крик никто не услышал. Борги? Здесь на Земле? Что происходит? К удивлению девушки Ковингтон даже не моргнула глазом, услышав о боргах. Значит, она знала.

- Не совсем понимаю, как перечисленные вами проблемы и Вояджер связаны между собой? Или вы покинули проект?
- Нет, я все еще его руководитель, - раздраженно сказал Монтгомери. – Разве вы не читали рапорты, которые я вам отсылал?
Ковингтон слащаво улыбнулась.
- На мой стол ложиться масса документов, адмирал. В одном например, мой агент сообщает, что вспышка вируса боргов привлекла ваше внимание и вы пытаетесь завуалировать ее под ксарианский грипп. Я просмотрела и ваше сообщение, но у меня не было достаточно времени изучить его подробно.
Монтгомери посмотрел на Ковингтон и вздохнул.
- Хорошо, позвольте, я кратко введу вас в курс дела. Мы уверены, что голографический Доктор с Вояджера причастен к голореволюции, и мы так же думаем, что появление боргов на Земле связано с возвращением Вояджера.

Вот снова, борги, здесь на Земле. Либби не хотела верить услышанному. Оказывается, вспышка ксарианского гриппа была прикрытием для вируса боргов. Разве такое возможно? И, тем не менее, у нее не было причин не доверять Ковингтон или Монтгомери.
Доктор мало волновал Либби. Они встречались и этот голографический тип показался ей едким и заносчивым. Но в нем присутствовало и сострадание, забота о ближнем. Нет, он не мог быть лидером голореволюции, такие вещи ему чужды.
Или все-таки мог? Ведь реального вреда нанесено не было. Остроумный автор голоромана и правда мог оказаться за всей этой заварушкой. Неистовый борец за права голограмм… И почему прилет Вояджера связывают со вспышкой боргов на Земле? Все это очень странно.
Разговор продолжался и Либби поморщившись поняла, что увлеклась своими рассуждениями и пропустила солидный кусок информации. Какой из нее после этого шпион? Сердясь на свою халатность, она напряглась, превратившись в слух.
- … ограничить круг, - говорил Монтгомери.
- Естественно, - согласилась с ним Ковингтон. – Паника нанесет больше вреда, чем сам вирус.
- Я здесь, чтобы согласовать оперативные мероприятия со всеми главами отделов. Вы проводите какие-нибудь операции в этих областях? – Он вручил ей падд, где перечислялась интересующая адмирала местность.
Либби безумно было жаль, что названия местности не были произнесены вслух, но ничего, если будет надо, Ковингтон ей расскажет.

Ковингтон взяла падд.
- Поверьте мне, если бы мои агенты заметили ваших людей действующих из лучших побуждений или слоняющихся без дела, я бы узнала об этом еще до того, как вы пришли сюда. – Она посмотрела на текст в падде и покачала головой. – Не думаю, что там есть мои люди. Вот если бы вы рассказали более подробно о своих планах, тогда возможно мне было бы легче определить, находятся ли наши с вами действия в противоречии.
Монтгомери определенно не понравилось такое предложение, но выбора у него не было. Либби знала, какие последствия могут возникнуть, если действующие из лучших побуждений дружественные войска случайно напорются на тайную операцию. Годы работы будут потеряны, а преступник уйдет из расставленной ловушки, и хуже того, пострадают невинные люди.

- Сенсоры дальнего действия засекли судно боргов. Но угроза исходит не от куба, это кое-что прямо здесь, на Земле. И это не старая, знакомая нам доселе, ассимиляция с беспилотных шаттлов, крадущих людей выстреливая им трубки в горло, а после увозящих свою добычу для имплантации всякого металлолома.

Девушка дрожала. Она никогда не встречала ни одного борга, но из рассказов Гарри, они были кибернетическим воплощением ужаса.

- Вирус схож с большинством известных вирусов тем, что поражает в первую очередь тех, у кого нет к нему иммунитета. Детей, больных и стариков. Пока… так или иначе.
- Что вы хотите этим сказать?
- Массовое заражение, вопрос времени. Первые двадцать три случая это только начало.
- Двадцать три? - поразилась услышанному Ковингтон. - Так много!? Я слышала о семи инфицированных.
Монтгомери с негодованием посмотрел на нее.
- У нас было семь подтвержденных случаев заражения. Пока я составлял рапорт, в карантин отправились еще шестнадцать человек и их семьи по всему Земному шару. И все случаи, так или иначе, связаны с предметом вашего интереса.
Ковингтон приподняла бровь.
- Все началось после прибытия Вояджера на Землю. Не сразу конечно, месяцем позже. Это судно сверху донизу напичкано технологиями, которые нам неизвестны, включая модификации боргов, - поморщился Монтгомери. - Одна только мысль, что Джейнвэй пошла на контакт с... вызывает тошноту. До их «триумфального возвращения», мы держали планету закрытой.
- И вы можете представить прямые улики против Вояджера?
- Могу. Взять хотя бы зараженного ребенка, в доме родителей которого гостила Джейнвэй. Подходит пример? У меня тридцать сотрудников пишут статьи и разрисовывают газеты и журналы плакатами «Осторожно, ксарианский грипп!». Слава, богу, эта ложь пока работает, но долго чувствую не продержится.
- М-да, - протянула Ковингтон, - свобода слова.
- Вы же не хотите сказать, чтобы Глава Отдела Секретных операций рада вторжению боргов в Сектор 001 и не стоит за «Воззванием против боргов»?
- Из того, что мне докладывают, лично вам не нужна причина угрозы вторжения, для задержания людей и заключения их под стражу, а «Воззвание» и подавно.
- Право по должности. Поймите, мы в состоянии войны между Звездным Флотом и боргами, и взятые под стражу, по подозрению в связи с врагом, граждане Федерации, будут там находиться, пока не будет доказана их непричастность.

Либби, как и все, знала о неудавшемся «Воззвании против боргов». Это была одна из самых душераздирающих речей написанных и произнесенных, когда-либо в истории Федерации. Причиной тому, битва при Волке 359. Волна паники и скорби прокатилась по Федерации, и речь вдовы убитого энсина ЗФ, полная драматизма, нашла яркий отзыв во многих сердцах.
Джулия Эллиот и ее муж были совсем юными и недавно поженившимися молодыми людьми. За два дня до смерти мужа, Джулия узнала, что беременна. Ее «Воззвание против боргов» было острым и красноречивым. Она призывала отказать в правах любому гражданину Федерации, пусть даже мало-мальски симпатизировавшему боргам. Любой мог быть арестован и задержан до полного выяснения, на срок до одного года, без вынесения ему конкретных обвинений, если только набиралось несколько фактов, что этот гражданин находится под контролем врага. Впервые, в мировой практике, наполненное лирикой и красивыми фразами «Воззвание» требовало не свободы личности, а ее лишения.
По счастью, слезная просьба Джулии не прошла. Даже в то время, когда ужас от угрозы боргов завоевывал души людей, лишение прав посчитали крайней мерой.

Но, тем не менее, это случилось с Гарри, Томом, Лиззи и другими членами команды, честно служивших на Вояджере в течение семи лет. Ее возлюбленный и его друзья оказались в тюрьме, только потому, что так захотел высокопоставленный офицер Звездного Флота.

- ... и конечно мы нуждаемся в помощи ваших агентов, чтобы проверить с кем у них был контакт.
- Что? - воскликнула Ковингтон, привстав со стула.
- Вы, слышали меня. Я нуждаюсь в агентах вашей организации, чтобы разыскать всех с кем вступали в контакт люди с Вояджера, начиная с той минуты, как их телепортировали на Землю.

Либби никогда раньше не видела, чтобы хоть чье-то заявление ставило Директора Ковингтон в тупик. Но сейчас этот момент настал.

- Хотите сказать, - медленно проговорила Ковингтон, - что мои люди должны найти всякого, с кем члены команды Вояджера обедали, обменивались рукопожатиями, занимались сексом и просто беседовали на улице за прошедшие шесть недель?
- Именно так.
- Вы сошли с ума. Это невозможно. У меня нет такого количества свободных агентов. Чтобы найти нужный персонал, я вынуждена буду вывести из-под прикрытия половину штата, сорвав операции длящиеся по несколько лет. Вам потребуется, что-то более серьезное, чем просто личная просьба.
Монтгомери улыбнулся и протянул ей еще один падд.
- Приказ президента, - сказал он. - Вы должны неукоснительно выполнять все мои распоряжения. Это прямая угроза Федерации, а не внутренняя проблема ЗФ. Вы находите гражданских, а мои люди разбираются с персоналом ЗФ.
По серьезному лицу Ковингтон, Либби поняла, что приказ подлинный.
- И, между прочим, вы забрали к себе Тревора Блейка. Я хочу получить его назад.
Ковингтон с трудом сдержала себя.
- Блейк задействован в Секретной операции. Он еще не закончил работать со мной.
- Разве вы не слышали, что я сказал? Вы обязаны мне подчиняться. Верните...
- В данный момент, адмирал Монтгомери, вы на моей территории, - прорычала Ковингтон. - Хотите Блейка? Вам придется выпросить у президента специальный приказа для его перевода. Сомневаюсь, что вам его дадут.
- Что, черт побери, ученый делает в отделе Секретных операций целых четыре года? - почти проорал Монтгомери. - Он нужен мне в моей команде! Объясните его важность для вашей операции и я возможно пересмотрю свою точку зрения.
Ковингтон напряглась, как взведенная пружина.
- Эта информация засекречена и не вам ее просить, мой старый друг.
- Засекречена? И что же конкретно вы скрываете от меня?
Директор зло улыбнулась.
- Именно поэтому операция и называется секретной, чтобы ее скрывать, в том числе и от вас, - Ковингтон постаралась взять себя в руки и успокоиться. В течение нескольких секунд они сидели молча друг против друга, сверля глазами дырки один в другом. Наконец Монтгомери не выдержал.
- Начните со старшего офицерского состава: Джейнвэй, Чакотай, Тувок и так далее, - адмирал поднялся со стула. - Жду вашего рапорта, как только вы, что-нибудь узнаете.

Это было ужасно. Щеки Либби горели, но к чести Ковингтон, та ничем не показывала, что огорчена или унижена.

- Желаю вам удачи, в ваших попытках держать ситуацию под контролем, - сказала она, - задача не из легких.
- Мы так же поддерживаем слух о голореволюции, - разоткровенничался Монтгомери. - Гражданские охотно этому верят. Я доверяю вам и вашим людям Ковингтон. Но будьте очень осторожны. Вирус боргов проявляет себя не сразу, требуется определенный инкубационный период, чтобы он поразил взрослый здоровый организм. Обратите внимание на повышение температуры, лихорадку, упадок сил и потерю аппетита.

«Слишком размытые признаки» - подумала Либби. Под такое определение подпадают больше половины известных науки заболеваний. И, что теперь, превращать медицинские учреждения в тюрьмы?

- До свидания, Бренна, - попрощался с ней адмирал и вышел.

Ковингтон тяжелым взглядом проводила «гостя». Дверь с шипением закрылась за Монтгомери. Немного подождав Ковингтон коснулась кнопок на пульте своего стола.

- Вы хорошо все расслышали, агент Вебер?
Либби пришлось откашляться, прежде чем она смогла внятно ответить.
- Да, мэм.
- Надеюсь теперь вам понятно, куда исчез мистер Ким? А вместе с ним и все, кто мог быть причастен к Синдикату Ориона. Черт, а ведь именно Синдикат вероятно и стоит за
вирусом!
- Монтгомери делается все сильнее и сильнее, - спокойно сказала Либби. - Все, что ему нужно, просто щелкнуть пальцами и виновные мгновенно оказываются за решеткой.
- Да, факт не радует, - согласилась Ковингтон.
- Мэм... Вы действительно собираетесь вывести агентов из-под прикрытия?
- Я сделаю то, что должна сделать, агент Вебер.
- И меня?
Ковингтон строго посмотрела на девушку.
- Если вы мне понадобитесь, я знаю, где вас найти. А пока, понаблюдайте за Монтгомери. И постарайтесь не создавать препятствий в расследовании.
- Конечно, мэм, - кивнула Либби. - Как вы думаете, они долго продержат команду Вояджера?
- Я не знаю. Полагаю, что нет, если хотят сохранить все в секрете. Возможно они ограничатся какими-нибудь тестовыми опросами. Посмотрим.

С удвоенной энергией Либби принялась изучать всю имеющуюся в ее распоряжении информацию на адмирала Монтгомери. Теперь у нее был стимул к работе, коварный «Крот» засадил ее возлюбленного за решетку, и она сделает все, чтобы увидеть этого ублюдка поверженным.

@темы: Вояджер, Гарри Ким, Фик

Комментарии
2011-12-20 в 21:48 

Хмм сюжет становиться все интереснее, чувствуется Либби скоро не будет выполнять приказы своего начальства и попытается вытащить своего парня, какая-то она слишком эмоциональная не вяжется этот образ с чекистами у которых холодная голова и горячее сердце. Кстати у автора как-то вяло распространяется вирус, он по идее должен через нанозонды косить людей тысячами.

URL
2011-12-20 в 22:01 

Sekaya
"С твоей любовью, с памятью о ней Всех королей на свете я сильней". / Шекспир Уильям/
Гость, у автора как-то вяло распространяется вирус, он по идее должен через нанозонды косить людей тысячами.
Вероятно, здесь проблема не только в вирусе :)

   

Star Trek:Voyager

главная