01:05 

Звездный Путь. Вояджер / Послесловие "Возвращение домой" глава 19

Sekaya
"С твоей любовью, с памятью о ней Всех королей на свете я сильней". / Шекспир Уильям/
Глава 19

Вечер в ресторане выдался щедрым на гостей, но Лития Ву это не пугало. Много работы для него никогда не было проблемой, наоборот, его разбирал азарт.
Дождь прекратился вскоре после того, как ушла разочарованная Либби. Вот он, Литий, никогда бы не заставил мокнуть под дождем такую женщину, назначая ей свидание в «Зеленом Драконе».
Мистер Вонг, хозяин ресторана, проводив последних гостей, ушел домой около полуночи. Литий Ву немного задержался, проверяя все ли должным образом убрано в кухне и подготовлено к приему завтрашних посетителей. Закрыв ресторан, он был уже на полпути к дому, когда снова начал лить дождь. Официант чертыхнулся, ругая себя за то, что забыл зонтик в керамической стойке в форме дракона, стоящей за дверью. Дурацкая погода, в дурацком Сан-Франциско. Вздохнув, Литий поднял воротник, пытаясь защитить себя от холодных капель дождя и развернувшись, побежал обратно к ресторану.
Едва он успел открыть дверь «Зеленого Дракона» и потянутся за зонтиком, как раздался взрыв.



Входя в тюремный изолятор, Джейнвэй точно знала, что ее там ожидает.

Охранники смотрели, на нее и ее команду, с плохо скрываемой враждебностью. Только старшим офицерам Вояджера объяснили, причину их задержания, взяв с них подписку о неразглашении. Кэтрин сильно порадовало, что Монтгомери при аресте адмирала флота, выглядел слегка растерянным и не в своей тарелке. Но этого было мало, Джейнвэй чувствовала себя жестоко оскорбленной. Командование Звездного Флота в своем стремлении победить вирус боргов, рьяно искало «козла отпущения», и им стал экипаж Вояджера. Приговор звучал однозначно: «Полная изоляция и выдворение вон с Земли». Вот так, вчерашние герои стали сегодня людьми вне закона. К ним отнеслись, как к преступникам, допрашивали и пытали. Трех членов экипажа держали в тюрьме уже несколько часов. А ведь эти люди знали о боргах больше, чем кто-либо и охотно помогли бы следствию добровольно.

Джейнвэй глубоко возмущал и тот факт, что ей не предоставили всей информации о причинах столь поспешного ареста. Она знала, что малыш Кевин Джонсон стал частично боргом, и что он исчез вместе со своими родителями. В карантин попала даже старушка Молли. Хотя в этом Кэтрин не была до конца уверенна. Неизвестно был ли Кевин единственным зараженным, или борги уже расползлись по всей Земле, от Сан-Франциско до Китая. Она не знала виновны Семь и Ичеб, или нет, и отпустят ли их когда-нибудь на свободу.
Так, что в изолятор она постаралась войти с высоко поднятой головой, глаза гневно сверкали, ведь на ее плече все еще находились адмиральские знаки отличия.

Доктор стоял к двери спиной и услышав, как охрана вводит нового посетителя, бросил через плечо:
- Проходите, пожалуйста, я освобожусь через секунду.
Быстро введя, какие-то данные в компьютер, он обернулся к вошедшим и его глаза радостно засияли.
- Адмирал Джейнвэй! Я мечтал встретиться с вами, - опомнившись, что она задержанная, и он обязан ее осмотреть, доктор смутился. – Конечно не при таких обстоятельствах, извините. Спасибо, лейтенант, вы свободны.
Охранники вышли, и адмирал с доктором остались один на один. Джейнвэй отметила про себя, что доктор был поразительно красивым мужчиной, густые вьющиеся черные волосы и ярко синие глаза. Сильное мужественное лицо, с чувственным ртом, обрамляли маленькие круглые пятнышки прячущиеся под ворот мундира. Трилл.
- Пожалуйста, адмирал, - указал он на биокровать. - Мне это нравиться, еще меньше, чем вам. Обещаю ничего лишнего не делать и закончить с этим максимально быстро.
- О-о, к чему такая спешка? - съехидничали Кэтрин. - У меня нет никаких неотложных дел в моей тюремной камере.
- Если ваши биологические показания будут соответствовать норме, я сразу отпущу вас, адмирал, - сказал он, сделав акцент на звании.
- Если так... - она прыгнула на биокровать, в тайне надеясь, что доктор ее не обманывает.
- Спасибо, - он направил на нее медицинский трикодер. - Меня зовут Джареми Кац. Сожалею, что вам и вашей команде приходиться проходить через эту унизительную процедуру, но это действительно необходимо.
- Так ли? - с вызовом сказала она. Он не посмел посмотреть женщине в глаза. - Старшим офицерам сообщили, что виной их ареста стал вирус боргов. - Кэтрин внимательно следила за реакцией доктора на ее резкие заявления. - Полагаю, что вводить меня полностью в курс дела вы не станете.
Кац, как показалось Джейнвэй, с сожалением улыбнулся.
- Мне жаль, но я действительно не уполномочен. Скажу одно – причины вашего задержания очень серьезны.
- Для простого доктора, вы слишком прямолинейны, - заметила Джейнвэй.
Доктор снова улыбнулся. Блеск его глаз отразился в медицинских инструментах.
- В молодости я выиграл турнир поэтов на Трилли. Потом пришла война и я стал Макки. Эта странная комбинация сделала из меня вольнодумного барда.

Их глаза встретились и Джейнвэй с удивлением поняла, что тонет в этой синеве. Она возвратила мужчине улыбку.
- Могу я надеяться, что после обследования вы отпустите не зараженных членов команды? Вам удалось выявить среди них боргов?
- Помимо Семь из Девяти и Ичеба?
- Они были отделены от коллектива, - напряглась Джейнвэй. – Я даю вам свое слово, что борги больше не управляют ими.
- И я на сто процентов согласен с вами, - удивив ее, согласился Кац. – Тоже самое я сказал адмиралу Монтгомери, но моего мнения кажется не достаточно для их освобождения из-под стражи. Или хотя бы для доступа к алькову регенерации.
- Вы сказали, что были вольнодумцем, - осторожно «зондируя почву» сказала Джейнвэй. – Значит, вы готовы отстаивать права несправедливо униженных и оскорбленных?
- Адмирал, вы прекрасно знаете, что такое приказ и дисциплина.
- Если они держат в неволе невиновных людей, то их приказы не так уж справедливы и бескорыстны. С помощью своих заключенных, вы можете остановить вторжение боргов, - пошла она ва-банк.
- У командования ЗФ наверняка есть объяснение, почему расследование ведется именно так, а не иначе.
- Вы так думаете?
В синих глазах доктора промелькнула тень. Зерно сомнения упало на плодородную почву. Кац вздохнул.
- Ваше кровяное давление и пульс немного выше положенного, что понятно при данных обстоятельствах. Холестерин, наоборот вернулся к норме. Похоже, нахождение в тюрьме пошло вам на пользу.
- И не надейтесь, - упрямо сказала Джейнвэй. – Я не собираюсь…

Они услышали, как с шипением открылась дверь изолятора.

- Вы должны это увидеть! – закричал ворвавшийся внутрь охранник. – Вы оба. - Лейтенант ввел код доступа в компьютер доктора, и на экране появилось изображение Оливера Байнеса.
- … и я глубоко сожалею, - говорил он, - но жертвы есть во всякой войне, даже в самой справедливой. Голограммы не похожи на своих создателей. Они не получают удовольствия убивая. Мы считали, что все здания, подвергшиеся вчера нападениям, были пусты. Если бы Федерация обратила на нас внимание в начале голореволюции, три недели назад, и созвала Совет, чтобы обсудить права голограмм, нам не пришлось бы прибегать к насилию. Мы скорбим о невинно потерянных жизнях, но это нас не остановит. Удаленная программа голограммы так же достойна быть оплаканной, как и убитый человек. И пока мы не получим равные с живыми организмами права, мы не будем знать покоя и сна. – Он улыбнулся своей жестокой шутке. – Кстати, в сне голограммы не нуждаются.
Его изображение погасло. Джейнвэй обернулась к охране.
- Он сказал, что-то о потерянных жизнях. Что случилось?
Охранник посмотрел на доктора. Кац тихо выругался и сказал:
- Обследование показало, что адмирал абсолютно здорова и может быть отпущена на свободу. Ответьте ей!
- Да, сэр, - отчеканил охранник. – Было зафиксировано нападение на сотни различных заведений по всему миру. Голореволюционеры, во главе с Оливером Байнесом, взяли на себя ответственность за совершенные теракты. Погибло восемь человек. Революционеры утверждают, что не знали о том, что в зданиях находились люди. Среди разрушенных зданий помещения театров, рестораны, спорткомплексы, все те места, которые ранее обслуживались голограммами, а теперь живыми людьми. Очевидно, Байнес и вправду не предполагал, что его атаки приведут к человеческим жертвам.
- Благими намерениями выстлана дорога в ад, - Джейнвэй сжала зубы. – Черт возьми, Байнесу нужно было прислушаться к Доктору. Теперь он убийца, хотел он этого или нет. Звездный Флот может себе позволить игнорировать революцию, но жертвы среди граждан Федерации – нет.
Кац обеспокоено посмотрел на нее.
- Согласен с вами, адмирал. И я начинаю беспокоиться за вашего Доктора.

**

Только чашка крепкого кофе помогала Либби не заснуть на ходу. Сон стал для нее роскошью.

Она загрузила в свой компьютер всю доступную информацию на адмирала Монтгомери. Полученный в результате текст пришлось изучать несколько часов. Наконец ее измотанные нервы не выдержали и девушка, уронив без сил голову на руки, заснула перед монитором. Чтобы продержаться дольше ей требовались медицинские стимуляторы. Через двадцать минут Либби вздрогнула и проснулась. Нет, она не имеет права спать.

Еще раз перечитав сообщение Ковингтон относительно Монтгомери, и придираясь буквально к каждой запятой, Либби пришла к заключению, что улик на Монтгомери вполне достаточно, чтобы весь остаток своей жизни этот негодяй провел за решеткой. Но построенная Директором схема обвинения тут же развалилась, когда Вебер принялась читать следующий документ. Факты не вязались один с другим. Тогда Либби использовав весь свой хакерский опыт, взломала коды доступа к личному архиву адмирала, пытаясь найти в нем изобличающие врага улики, но и там ее ждало разочарование, адмирал был чист, как младенец.
Чем глубже она «рыла», тем больше находилось несовпадений. Из одного отчета агентов Ковингтон следовало, что адмирала видели встречающимся с представителями Синдиката Ориона, и тут же другой агент сообщал, что адмирал в указанное время был совсем в другом месте. А записи в дневниках самого Монтгомери рассказывали о третьем варианте его местонахождения. Что, черт побери, происходит?

Либби откинулась в кресле и потерла покрасневшие от усталости глаза. Ей необходимо было, как следует отдохнуть и поесть. Слишком увлекшись работой, она довела себя до крайней черты и теперь могла пропустить, какую-нибудь важную деталь, с трудом понимания происходящее. Отдых, ей нужен отдых. Но времени на него не было. Монтгомери шел на несколько шагов впереди, прибрав к своим рукам несколько проектов, лихо связав их между собой, что давало ему неоспоримое преимущество и бесконтрольность в действиях.

Раздался сигнал вызова. Кто-то пытался связаться с ней. Наверное, Ковингтон. Возможно появилась новая информация. Устало глядя на экран, Либби нажала кнопку ответа и ее глаза расширились от удивления. На нее с экрана смотрел Гарри Ким.
- Гарри! – закричала она в восторге и почти уже собралась, добавить, что ужасно рада его освобождению, но вовремя спохватилась и, взяв себя в руки, сказала, - Где ты был так долго?
Он широко улыбнулся ей, хотя девушка заметила, что выглядел молодой лейтенант не менее усталым, чем она.
- Прости, я не могу сказать тебе, где был. Но теперь я вернулся и сожалею, что заставил тебя волноваться. Если бы я только мог связаться с тобой, то сразу бы сделал это.
- Я знаю, милый, - успокоила она его. – Наверняка у тебя для этого были веские причины.

Немного помолчав, он спросил:
- Ты слышала о Литии?
Либби закусила губу. Только слез и истерики ей сейчас и не хватало.
- Да, я знаю. Это ужасно.
Какое-то время они оба сидели молча. Первым решился нарушить молчание Гарри.
- Я хочу вновь увидеть тебя.
Секунду Либби вела войну с самой собой. У нее слишком много дел, слишком много информации надо проанализировать. Но она так устала, от бессонных ночей, что просто не может трезво думать.
- Я скоро буду.

**

-Есть новости? – лицо Ирэн Хансен, обычно улыбающееся и моложавое, сейчас было серым и осунувшимся не по годам.
- Мне жаль. Они не собираются освобождать Семь и Ичеба, но уверяю, вас, за ними хорошо присматривают, - частично это было правдой. Уникальность Семь и Ичеба требовали осторожного обращения и тщательного изучения. Слава, Богу, доктор Кац оказался сочувствующим гуманоидом.
- Они позволят мне свидеться с ней?
- Боюсь, что нет, - отрицательно покачала головой Джейнвэй. – Как вы себя чувствуете?
- Достаточно хорошо, - Ирэн глубоко вздохнула. – Дом выглядит таким пустым без моей девочки, адмирал.
- Пожалуйста, зовите меня Кэтрин.
- Тогда и вы меня, дорогая – Ирэн.
- Ирэн, - обратилась к ней Джейнвэй, - я собираюсь послать к вам капитан-лейтенанта Тувока. Мы переправим вас в более безопасное место, где власти не скоро до вас доберутся.
- Нет, не надо, - твердо сказала Ирэн, смотревшей на нее с удивлением Кэтрин. – Это мой дом и я никуда отсюда не поеду. Семь потребуется безопасное место, куда она бы смогла вернуться.
Джейнвэй терялась в догадках, какие ей нужно подобрать слова, чтобы переубедить старую женщину. При нависшей угрозе вторжения боргов, изолированная тюремная камера, как ни странно, оказалась для Семь самым безопасным местом на Земле.
- Вы должны мне поверить. Для вас сейчас безопасней находиться в другом месте, а не дома, - убеждала Джейнвэй испуганную женщину. – Прошу, вас, доверьтесь мне.

Ирэн Хансен подняла голову и, сузив глаза, упрямо посмотрела на Джейнвэй. Адмирал улыбнулась, сколько раз она видела тот же взгляд от Семь из Девяти.
- Я ценю ваше беспокойство, Кэтрин. Но я остаюсь.
Джейнвэй согласно кивнула, признавая свое поражение.
- Пообещайте мне, что если вы вдруг почувствуете угрозу, то в любое время…
- Непременно свяжусь с вами, - закончила за нее Ирэн. – Я действительно благодарна вам, дорогая. Но я и вправду не могу уехать.
- Как пожелаете. Будьте осторожны, Ирэн.

Следующим в длинном списке людей, с которыми Джейнвэй нужно было связаться, шел «Рыжий» Грейди. Мужчина улыбнулся ей, как только появился на экране. Но это была улыбка через силу, он тоже почти не спал последние два дня.
- Нам следует прекратить встречаться при столь нелицеприятных обстоятельствах, - пошутил он.
- Привет, Рыжий, - без энтузиазма улыбнулась она в ответ. – Тебе удалось добиться чего-нибудь от Монтгомери?
- Это походило на разговор со стеной, - ответил Грейди.
- Проект должен был возглавить ты, - стараясь не задевать больные места, сказала Джейнвэй, - одному Богу известно, как мне жаль, что это не так.
- Старая традиция, - пожал он плечами, - отдавать важные посты военным героям, не важно подходят они для этого или нет. Скажи спасибо, что это не Грант. – Озорная мальчишеская усмешка озарила на секунду его лицо. – Но и этот адмирал для нас достаточно упрям и хорошо окопался.
- Жизни трех человек зависят от его упрямства, - сказала с вызовом Джейнвэй.
- Сожалею, Кэтрин, но он считает, что от них исходит угроза безопасности обществу, и он старше меня по званию. Радует, что у него в команде работает неплохой доктор, наблюдающий за арестантами.
- Да, им повезло с доктором Кацем, - согласилась Джейнвэй. – Но мои люди заслуживают того, чтобы быть на свободе.
- Я продолжу попытки уговорить его, - пожевав губу, сказал Грейди. – Но если я буду слишком настойчив, он просто прекратит меня слушать. И тогда, Кэтрин, все станет еще хуже, чем есть.

**

Было уже поздно, когда Либби вернулась домой. Она по-прежнему не спала, но чувствовала себя гораздо лучше и увереннее.
Гарри так открыт и беззащитен, не то, что она - секретный агент под прикрытием. Он честно старался скрыть от нее узнанную им страшную тайну, но в каждом его движении было видно тяжесть несомого бремени. На его милом лице лежала печать непомерной ответственности и страха за будущее. Тело напряженно, как взведенная пружина. Либби было жаль, но она не могла сказать ему, что знала, где он был и чему подвергся, и что она знает его «страшную тайну».

Всю ночь, обнимая друг друга, они тихо говорили о вещах не имевших никакого отношения к голореволюции или вирусу боргов.

Идя в душ, она с неохотой мысленно вернулась к своей работе.
Ковингтон была далеко не дурой, но, похоже, ее умело водят за нос. Либби прокручивала в уме все, что знала.

Первое: у них есть «Крот» ворующий технологии для Синдиката Ориона.
Второе: это высокопоставленное лицо, имеющее высший приоритет доступа к любой информации.
Третье: самый лакомый кусочек набитый новыми технологиями на сегодня - «Вояджер».
Четыре: Монтгомери, который стоял первым в списке подозреваемых, неожиданно получает прямой доступ ко всем технологиям Вояджера. И не только, он возглавляет следственный отдел по вопросу голореволюции, он же глава Проекта «Полный Круг» и теперь еще вирус боргов стал его заботой.

Где искать доказательства вины?

Внезапно на ум Либби пришла недавняя встреча Ковингтон и Монтгомери. У Ковингтон был человек, которого просил в свою команду Монтгомери. И очень настойчиво просил.

Один из первых принципов шпионажа, следовать за целью, даже если она кажется безнадежной. Имеющаяся информация не приносила результатов, след остывал. Значит, Либби должна взять новый след. И этот след - ученый по имени Тревор Блэйк, работавший ранее с Монтгомери. Его стоило поискать.

Либби чувствовала себя, как борзая, взявшая свежий след зайца. Именно этому ее и научили в Отделе. Она не проходила курса по демонтажу взрывных устройств, или взлому компьютерных программ, или ведению рукопашного боя. Ее сила в анализе и сборе информации.

Войдя в душ, она посмотрела на себя в зеркало. Да, она красива. Ее индивидуальность и внешняя открытость, привлекала к ней многих мужчин, и другие женщины не составляли ей серьезную конкуренцию. Мужчинам нравилось видеть ее рядом с собой. Она научилась правильно использовать свои женские чары. На пользу Федерации.
Она найдет этого Блейка и вырвет из него нужную информацию. Возможно, ученый станет основным доказательством в деле Монтгомери, тем самым искомым доказательством реальной вины, в котором так нуждаются Ковингтон и она, Либби.

@темы: Вояджер, Кэтрин Дженэвэй, Фик

Комментарии
2011-12-31 в 14:30 

Неплохо, похоже сюжет в повествовании начал развиваться более динамично.
Джейнвей арестовали, не обычный поворот сюжета. Депортация экипажа Вояджера это сильно, прямо как нелегальных эмигрантов выдворяют, а они так сильно хотели вернуться домой.:yogi:

URL
2011-12-31 в 14:32 

Sekaya
"С твоей любовью, с памятью о ней Всех королей на свете я сильней". / Шекспир Уильям/
а они так сильно хотели вернуться домой

Во-во, чего они там не видели :lol2:

   

Star Trek:Voyager

главная