14:02 

Интервью с Кью

Чакотай
Жизнь слишком важна, чтобы рассуждать о ней серьёзно...
Итак, Великого Кью интервьюировали Ян Спеллинг, Дэвид МакДоннелл и Джо Наззаро (журналисты "Старлога").
Ах, Кью. Да благословит тебя Бог. Ты всегда был приветствуемым саркастическим дополнением к "Звездному Пути: Следующее поколение". С одного прекрасного дня великолепно изменчивый и всемогущий Кью стал занозой в боку капитана Жана-Люка Пикарда и команды "Энтерпрайза", всегда готовый добавить еще чуть-чуть разнообразия к их приключениям. От пилотной серии "Encounter at Farpoint" ("Встреча на Фарпойнте") до финального эпизода "All Good Things. . . " ("Все хорошее…") даровать яркую жизнь Кью удавалось актеру Джону де Ланси. Как у Кью, так и у де Ланси, женатого отца двоих детей, мгновенно появились поклонники, и актер всегда ценил и смаковал возможность придать образу мириад свежих нюансов. К концу семилетнего марафона "Звездного Пути: Следующего поколения" Кью развился из загадки до реального, часто вызывающего симпатию персонажа. Развивать образ персонажа в такой манере, когда абсо-лютное зло сменяется очеловечиванием, к положительному добавляются отрицательные вкрапления - всегда было отличительной актерской манерой де Ланси. Это одна из многих тем, которые поднимались в разговоре с этим чрезвычайно талантливым актером.

СТАРЛОГ: Были ли Вы поклонником оригинального "Звездного Пути"?
ДЖОН де ЛАНСИ: Мне всегда очень нрави-лась научная фантастика, и в детстве я любил читать Герберта Уэльса. Я до сих пор фан НФ. Но большим поклонником ТОСа я не был, в основном потому, что мне нравилась фантастика, не отягощенная моральными вопросами. И еще потому, что я никогда особо не увлекался телевидением, даже в детстве. Трудно человеку, редко смотрящему ТВ, стать поклонником какого-либо шоу. Зато я видел все полнометражные фильмы из серии "Звездный Путь". Я могу сконцентрироваться в кинотеатре, но не могу сконцентрироваться на чем-нибудь телевизионном.
С: Давайте немного поговорим о Кью и пройдемся по каждому его эпизоду. "Встреча на Фарпойнте".
Д: В то время в моей жизни происходило много событий. Я только закончил съемки в сериале и готовился лететь в Японию для участия в спектакле, когда меня пригласили в "Следующее Поколение". Они изменили расписание съемок специально под меня, что было очень необычно. Это значило, что они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО заинтересованы во мне, но ставило меня в затруднительное положение. Мне нужно было быть на месте в понедельник, и это притом, что в воскресенье мы давали последнее представление спектакля в Японии. Я думал, что не смогу это осуществить. Потом получилось так, что мой японский спектакль был дневным, так что я успел прибыть на съемочную площадку к 5 часам утра. И нашим первым эпизодом была сцена суда. Это было прекрасное шоу и я помню о нем так много потому, что оно получало много всестороннего внимания. В этом состоит прелесть съемок пилотной серии. Она настолько приближена к съемкам полнометражного фильма, насколько это вообще возможно, потому что люди чувствуют, что это их единственный шанс увлечь зрителя и дать жизнь сериалу. Джин Родденберри каждый день был на площадке, как, собственно, и Рик Берман. Хотел бы я знать тогда то, что знаю о Треке сейчас. Это очень помогло бы мне. Не сколько в игре, сколько в понимании, что вообще происходит. Что общего у Кью и Трелайна? Кто такой Кью? Какова его философия? Я не знал, кто он был. Мы просто снимали шоу. Я знал так мало! Со временем, когда им понравилась моя игра, Джин сказал мне: "Нам хотелось бы, чтобы ты еще вернулся в шоу в качестве Кью". И добавил: "Ты не имеешь понятия, во что ты себя втянул. Ты еще увидишь". По прошествии времени я действительно увидел.
С: Вашей следующей серией в роли Кью была "Hide and Q", в которой Райкеру предлагалось могущество Кью.
Д: Это была наихудшая серия с Кью. Почему? Если честно, я не знаю. Я не думаю, что моя игра была достаточно хороша. Я думаю, что это серия, которая мне меньше всего нравится, не имела никакого смысла для меня. Мне было очень приятно работать с Джонатаном Фрейксом, но я просто тогда еще не проникся духом шоу.
С: Затем наступила очередь "Q Who", в которой вы посылаете экипаж на встречу с боргами.
Д: Здесь я максимально приблизился к чистой научной фантастике в "Следующем поколении". Мне понравилось представлять боргов. Они такие неустанные. Кажутся неразрушимыми. Они также поразили меня тем, что похожи на грабителей, которые приходят в твой дом и берут все, что под руку попадется, иногда не понимая, что это. Берут только потому, что могут это продать. Они просто делают то, что делают. У боргов такое же сильное развитие образа, как и у Кью. В Кью наименее интересна его сила. Кью подобен ртути, он столь же изменчив. Самое интересное в Кью его донкихотский склад ума, его непредсказуемость.
С: То он враг, то он друг.
Д: Да. Ты никогда ни в чем не уверен с Кью. Это была хорошая серия.
С: Дальше была серия "Deja Q", в ней Кью теряет свою силу, что ведет, в конечном счете, к акту самопожертвова-ния, который побуждает Кью-континуум восстановить его могущество.
Д: Это была очень веселая серия. Она могла быть намного более будоражащей. Самым важным элементом в комедии является возможность привносить свое в ее создание. Вы не можете просто написать ее и ожидать, что она будет сыграна шаг за шагом, слово в слово. Моя единственная жалоба в адрес "Звездного Пути" состоит в том, что в нем все пишется так, как будто высекается в камне. Ничего нельзя изменить. А так серия могла получиться намного веселее. Но в контексте "Звездного Пути" она и так достаточно смешная и захватывающая.
С: Среди читателей журнала "Страрлог" "Deja Q" пользуется большим успехом и названа одной из лучших серий "Следующего поколения". Некоторые фаны называют ее лучшей историей Кью.
Д: Причиной этому может быть характер персонажа. Дело действительно в характере. Дана предпосылка: Кью потерял свою силу. Как он поведет себя? Это было интересно, я мог бы долго продолжать эту тему, но серия коротка. Я думаю, именно в ситуации и поведении Кью в этой ситуации, причина такой популярности "Deja Q".
С: Много разговоров вызывали взаимоотношения Кью и Гайнан. Когда Вас увидела Вупи Голдберг, она воткнула вилку Вам в руку.
Д: Это была деревянная вилка с маленькими прячущимися зубчиками. Что касается наших взаимоотношений, я рассказываю людям, что у Кью и Гайнан была неприятная встреча много эонов назад. Перед съемкой этой сцены мы с Вупи посмеялись немного, потому что знали: если мы сыграем так, как задумано, фаны ВЕЧНО будут спрашивать нас об этом.
С: Неудивительно, что фанам понравилась серия "Qpid", основанная на истории Робин Гуда.
Д: После того, как закончились съемки "Deja Q", я сказал им: "Если вы снова меня пригласите, давайте вернемся к более серьезным вещам. А то мы уже начали снимать комедию". Поэтому, когда мы приступили к съемкам "Qpid", я поду-мал:" Н-да, это совсем не серьезно". Поэтому же я пытался сделать свои сцены в "Qpid" более жесткими и серьезными, чем они были написаны. Дженнифер Хетрик была великолепна. Она всегда великолепна, очень подвижная и веселая. Серия снималась в то время, когда они с Патриком встречались, что придало их экранным отношениям определенную прелесть и магию.
С: Вы получали удовольствие от съемок "Qpid" несмотря на то, что рабочий день длился 12 часов?
Д: Я бы так не сказал. Мы пытались извлечь все, что можно, из взаимоотношений Кью и Ваш. Динамика развития образа такова, что каждый раз, когда Кью возвращался в повествование, он становился все интересней. Зрители всегда ожидали этого и мне кажется, что мы соответствовали этим ожиданиям и даже, надеюсь, удивляли. Сценарий был вначале не такой, мы его изменили. Я настоял на изменении начала, хотел сделать его более весомым. Чтобы не было впечатления, что Кью появился на корабле от нечего делать. Он здесь, чтобы отплатить Пикарду и покончить с этим долгом.
С: Завязка серии "True Q", в которой молодая женщина (в исполнении Оливии д'Адо) обнаруживает, что является членом Кью-континуума, воспитанным людьми, просто потрясающа!
Д: Моя жена видела недавно эту серию и сказала: "Джон, это забавно, тебе никогда особо не нравилась эта серия," (не то чтобы мне какая-то вообще сильно нравилась) - " но я посмотрела ее и подумала, что это была действительно хоро-шая серия и ты в ней хорошо поработал." Хотя в действительности у меня были проблемы с этой серией, так как я считал, что основная сюжетная линия была не очень сильной. В самом начале мотивацией Кью был тот факт, что Кью скучал и ему нечего было делать. И я сказал: "Тут должно быть нечто большее". И мы остановились на идее, что Кью присутствовал там как судья и палач, чтобы проверить эту девчонку, и если она не пройдет испытания, то ее следовало уничтожить. Снова я пытался придать характеру персонажа больше жесткости. Я предлагал, чтобы сценаристы изба-вились от нее, чтобы у нее ничего не получилось и я бы ее убил. Они мне сказали: "Нет, мы не можем этого сделать. Это было бы ужасно!". Поэтому у меня было чувство, что Кью - это нянька, а не активный герой. Я всегда стремился к вещам "на грани", и не думаю, что в этой серии были такие моменты. Но людям, кажется, все равно нравится.
С: В "Глубоком космосе 9" вы впервые появились в серии "Q-Less", в которой вы выслеживали Ваша до космиче-ской станции и приставали к Сиско (Эйвори Брукс). Фанам нравится эта серия еще и потому, что в ней Кью спровоцировал Сиско ударить его. Сделать то, что Пикард никогда не делал.
Д: Как ни странно, это еще одна серия, к которой у меня нет никаких чувств. Мои отношения всегда строились с Пикардом, поэтому я до конца не знал, какие взаимоотношения связывают Кью и Сиско.
С: В серии "Tapestry" ("Гобелен") вы показали Пикарду, какая замечательная у него была жизнь.
Д: "Гобелен" стал кульминационной серией для меня. Это был настоящий классический "Звездный Путь", пред-ставление высокого, "литературного" стиля. Эта серия о риске. На конвенциях часто присутствуют дети и я говорю им, что "Гобелен" интересен своим смыслом, тем, что в нем хотели сказать. Я говорю им, чтобы они не позволяли своим родителям убедить себя выбрать работу. Они должны выбрать для себя КАРЬЕРУ. Карьера должна касаться того, что ты действительно хотел бы делать. Какая разница, что это! Я рассказываю историю о старике, который коллекционировал муравьев всю свою жизнь. Его родители спросили его, чем бы он хотел заниматься, и он ответил: "Собирать муравьев". Они подумали, что он сошел с ума. Когда ему исполнилось 23, он понял, что если он хочет и дальше заниматься собиранием муравьев, то должен придумать, как делать на этом деньги. Тогда он придумал муравьиные фермы! Позже он нанял людей, чтобы они строили эти фермы, а сам вернулся к собиранию муравьев. При этом он утверждал, что у него была самая замечательная жизнь, о которой может мечтать человек. Я думаю, в "Гобелене" есть подобный элемент, и я действительно был рад преподнести это зрителю.
С: А потом была серия "Все хорошее…"
Д: Меня там немного, но все равно Кью в центре повествования. Пикард вынужден обращаться ко мне за информацией, чтобы иметь возможность продолжать, чтобы понять причину аномалии. У меня была возможность предоставить ему требующуюся информацию, и я мог показать все стороны характера Кью: север, юг, восток и запад. Вначале я крут, очень крут. Затем я помогаю Пикарду: "Ну же, человече, давай! Я ХОЧУ, чтобы ты выиграл. Есть люди, ко-торые не хотят, а я хочу. Я не могу сказать тебе, в чем загвоздка, но я ПОКАЖУ тебе, если ты соберешь все фрагменты вместе". Дальше я переношу его на древнюю Землю и эта часть очень забавна, потому что я дразню его и делаю все те мелкие пакости, которыми знаменит Кью. Но все равно, таким образом я даю ему информацию. Последняя часть мне осо-бенно нравится, потому что, по моему мнению, это то, что Кью делал с самого начала. Я говорю Пикарду: "Настоящее ис-следование состоит не в картографировании туманностей и звезд". И я представляю ему свое восприятие настоящего исследования". В конце концов я отсылаю его со словами: "Я буду наблюдать за тобой и, если ты везунчик, то, может быть, загляну поздороваться".
С: Как вы думаете, "Все хорошее…" было достойным окончанием "Следующего поколения"?
Д: Честно говоря, я не знаю. Вы же понимаете, как это бывает. Вы что-то пишете, потом люди делают с этим все, что захотят, и со временем это уже не та вещь, которую вы ожидали увидеть. Мне хотелось бы думать, что было сделано все, чтобы привести сериал к достойному заключению. Несомненно, то, что я себе представлял, было намного экспрессив-нее, чем я в конченом счете увидел. Много людей спрашивало меня, почему не была экранизирована очень популярная книга Питера Дэвида "Q-in-Law". Такая серия не была снята, и я думаю, что это хорошо, потому что книга обретает реальность у тебя в голове, в твоем воображении. И никто никогда не снимет лучше, чем ты увидел это в своем воображении.
С: Вам, должно быть, было очень приятно, что Кью стал весомой частью финальной серии.
Д: Очень приятно. Я начинал сериал, и мне кажется, неплохо в нем поработал. Затем мне пришлось завершать шоу, приводить его к "книжному" окончанию. У меня есть сентиментальная мысль, что я подобно швейцару закрыл двери за сериалом, так же, как когда-то открыл. "Все хорошее…" было очень в духе "Звездного Пути". Мне нравится, что Кью был по-своему полезен. Как всегда, у него были уроки, которые он пытался преподать. И, как всегда, манера этого препода-вания была тяжела для восприятия, но смысл всегда оставался.
С: И каково было вернуться во вселенную "Звездного Пути" в сериал "Вояджер", в серию под названием "Death Wish" ("Желание смерти")?
Д: Довольно странно. Я был очень взволнован сценарием, который нашел довольно неплохим, и тем, что он касался аспектов, о которых я раньше не думал. Одним из них был тот, что та динамика, к которой я привык, динамика "де Ланси - Патрик Стюарт", здесь отсутствовала. Теперь здесь была другая динамика и я никак не мог втолковать себе это.
Проблема была в том, как Кью подойдет к совсем новому кораблю, и я находил ее довольно интересной. Нет смыс-ла говорить, что даже мысль о том, что я появляюсь в кровати то с Пикардом, то с Джанавей, была немного... другой. Другие тонкие замечания, другой уровень тестостерона, но, что более важно, ДРУГОЙ Кью. Это немного сокровенный, захваченный врасплох Кью. Грань характера, которую мы не часто видели.
Этот Кью обеспокоен тем, что ему показали - что он часть вымирающего сообщества. Наша болезнь - бессмер-тие...
С: Чем Вас взволновал сценарий?
Д: Майкл Пиллер ответил на восьмилетние вопросы относительно Кью и блестяще поставил новые. Они касаются областей высшей меры наказания, санкционированного самоубийства, - того, что всегда обсуждалось в "Звездном Пути". Сценарий "Желания смерти" хорошо продуман, интересен, глубок, заставляет задуматься. В общем, в нем есть все, что вы хотели бы видеть в хорошей серии.
С: На Ваш взгляд, "Желание смерти" серьезно решает сложные философские проблемы?
Д: Она ставит вопросы, я не знаю, решает ли она проблемы. Я привожу доводы в пользу жизни, потому что она влияет на жизнь других людей. С другой стороны, есть момент, когда ты испытываешь такую боль, что у тебя есть возмож-ность быть способным сказать: "Хватит". Тот факт, что Джанавей (Кейт Малгроу) соглашается с тем, что Кью-2 (Джеррит Грехем) в действительности испытывает психическую боль, что позволяет мне разрешить ситуацию, - всего одно решение. Сама идея, что бессмертие - болезнь, дает нам, смертным, которые завидуют Кью, думая: "Жизнь короля намного лучше, чем моя", понять, что жизнь Кью не так уж прекрасна, не правда ли?
По словам Майкла Пиллера, одна из вещей, которых хотел добиться, это сделать историю про Кью, а не историю, как Кью влияет на других людей. То есть, как события влияют на Кью, что он из обычного яркого эгоиста превращается в кого-то более сокровенного. Вы видите, что он действительно обеспокоен философскими и неразрешимыми вопросами. Я надеюсь, что в последней сцене он понимает, что нашел что-то важное, какую-то цель и эта цель - возвращение и попытка оживления Континуума.
С: Что Вы думаете о Джеррите Грехеме, который сыграл ищущего смерти бессмертного Кью-2?
Д: Он был великолепен и очень забавен.
С: А как насчет Вашей старой знакомой Кейт Малгроу?
Д: С ней было очень приятно работать. Она прекрасно командует кораблем и еще у нее есть замечательная спо-собность к запоминанию текста, это просто пугает! Я немного плавал в этом вопросе, потому что был очень занят и устал, поэтому всегда отставал. Конечно, выбор Кейт всегда смел и решителен, потому что она такая и в реальной жизни. У нее есть понятие театральной истории, ей нравится эта ее часть, и мне тоже. Она принимает решения, соразмерные с ее величием.
С: У Кью И Джанавей очень РАЗНЫЕ взаимоотношения.
Д: Да, в первой сцене, которую мы снимали, мы зашли далеко: чуть горло друг другу не перегрызли!
Вторая сцена в постели. Но из-за ночной рубашки и прочего это больше комедийная сцена. Создатели сериала хотели подчеркнуть, что она не впадет в искушение. Мы с Кейт много говорили об этом, потому что думали: "А почему бы ей не найти его привлекательным, а ему - ее?" Я думаю, потому, что они решили, что если она проведет ночь с Кью, то это уменьшит ее авторитет, в отличие от Керка, которому было позволительно иметь тесные отношения с любой инопланетянкой! Это двойной стандарт, конечно. Но мне кажется, что все мы были бы ошеломлены, если бы Джанавей начала флиртовать с Кью.
С: Итак, мы видели Кью в последний раз?
Д: О, я никогда не задаю такого вопроса! Как только я закончил съемки этой серии, кто-то спросил меня: "Эй, ты бу-дешь снова сниматься в "Звездном Пути"?". Я сказал: "Вообще-то, я только что снялся в "Вояджере". И мне ответили: "Вау, здорово! Ну, так ты будешь еще сниматься в "Звездном Пути"?"
С: Несколько лет назад Вы сказали нам: "Я пытаюсь строить свою карьеру на анонимности". Что Вы имели в виду?
Д: Я отказываюсь от возможности сниматься в одном сериале. Моя анонимность в основном состоит в том, что я сначала вынюхиваю, подходит или нет мне конкретный проект. И не участвую в нем. Снимается много пилотных серий. Я могу поучаствовать в них, низведя все до уровня "Все что мне нужно - это деньги". Но если они вдруг переходят в сериалы, то тут есть опасность, что они выхолостят тебя как актера. Пока я буду востребован как актер кино и театра, я предпочи-таю оставаться узнаваемым именно как актер, а не как "Имярек из фантастического сериала". Вот поэтому "Звездный Путь" так замечателен для меня. Я ведь фактически почти не занят в сериале. Я прихожу, получаю удовольствие от игры и бонусы в виде интервью и приглашений на конвенции, по мне делают игрушки, но я не являюсь по-настоящему частью сериала.
С: Кроме участия в конвенциях и начитывания аудиокниг Вы получали какую-нибудь ощутимую пользу от принад-лежности к культовому сериалу?
Д: Нет. Я не думаю, что факт моего участия в "Звездном Пути" помог мне хоть раз получить роль в фильме или се-риале. В Англии, если бы я снимался так много, как здесь, люди бы приглашали бы меня: "Де Ланси будет хорош для этой роли". А здесь все ходят на пробы. Недавно я зашел в комнату, а в ней ожидали своей очереди на прослушивание Джон Войт и Гари Бьюзи. Я открыл двери и сказал: "О, я ошибся комнатой!" (Смеется).
С: Что Вы считаете наиболее важным в своей профессии? Превращение в другого человека? Оживление написан-ных строк?
Д: Это более личное по природе, более эгоистичное, чем вышеперечисленное; это страх. Всегда есть элемент страха. Нет ничего такого в превращении в другого человека, это просто технические сложности профессии. Вообще я куда лучше чувствовал бы себя по другую сторону камеры, в качестве режиссера. Игра же, актерство, воспринимается мною как борьба с очередной скалой, по которой ты поднимаешься или опускаешься. Если это получается удачно, то я чувствую, что то, что меня не убило, сделало меня сильнее.
С: Какова ответственность актера перед зрителями?
Д: В качестве Кью моя ответственность состояла в том, чтобы сделать действо максимально приятным. У меня есть представление о персонаже. Я знаю, что за чем идет. Есть актеры, которые готовы на все, лишь бы получить реакцию зрителя. Я не думаю, что в этом состоит моя задача. Моя задача и ответственность зависит больше от меня. Чем больше сил я приложу, чтобы представить персонаж в таком виде, как я думаю, он должен быть, тем больше я послужу зрителю. Сейчас я очень хорошо знаю зрителей "Звездного Пути", поэтому могу уверенно сказать: "Я знаю, что им понравиться моя игра".
В основном дело в подготовке, чтобы представить сногсшибательную игру в ограниченном периоде времени. Я должен только настроиться, выбрать нужную скорость, и я инстинктивно знаю, что понравиться зрителю. И если я буду просто стремиться удовлетворить себя в этом смысле, я верю, что в основном зритель будет увлечен в это вместе со мной и тоже получит что-то новое для себя.
С: У Вас очень обширная телевизионная фильмография, но есть и несколько фильмов, таких как: "Аркад", "Король-рыболов", "Бесстрашные", "Множественность" и "Рука, качающая колыбель", в котором Вы создали запоминающийся образ сексуально озабоченного доктора.
Д: Я сделал с гинекологом то, что Альфред Хичкок сделал с душем. ;-)
С: И еще был мини-сериал "Легенды", где Вы сыграли научного гения Яноса Бартока.
Д: Я не думаю, что сериал "Легенды" был абсолютно замечательным шоу на ТВ, но уж точно не уверен, что это было шоу, которое, не успев завоевать зрителей. Мы сняли всего 3 серии, - нужно было заменять на совсем ужасное.
С моей точки зрения у Бартока лучшая роль в сериале, но более того - это был просто замечательно выписанный персонаж. Удовольствие играть по столь хорошо написанному материалу так редко, что на это купились, честно говоря, и я, и многие другие, и не могли упустить такую возможность.
С: В общем и целом, Вы довольны развитием Вашей карьеры?
Д: И да, и нет. Всегда может быть сделано что-то большее. Джон Хаусман сказал мне однажды: "Ты - лидер, веди себя подобающе!". Он говорил, что, хотя у меня есть все признаки лидера, я всегда все порчу. Я недавно наблюдал за работой Дэвида Уорнера и подумал то же самое про него. Мне кажется, я порчу свою работу. Поэтому в результате люди никогда не думают обо мне, когда представляют персонаж. Я никогда не был ничьим прототипом, под меня не писались роли. Куда бы меня не нанимали, я сначала проходил прослушивание. Они говорят: "Ну, если мы возьмем его на роль злодея, он придаст ей комичности"; или: "Он должен быть смешным, но это напрягает меня". Получается, что я такой и есть, это мой стиль игры, но это не помогает мне получать новые роли. Итак, доволен ли я? Хотелось бы побольше появ-ляться на экране, но все могло бы быть гораздо хуже. ;-)

@темы: Актеры, интервью, Кью

URL
Комментарии
2010-01-12 в 17:31 

Мурлыкающий дракон. Место обитания: Башня из моржовой кости. Воскуряю то, что следует заваривать. Не дразнить!
Чакотай, :bigkiss: :buddy: :drink: *восторженно повизгиваю и дрыгаю замерзшими ножками под столом*
Что общего у Кью и Трелайна? Трелейн... Беееее!!!! Сявка некузявая!
А Кью - Это ж КЬЮ!!!, елы-палы!

2010-01-12 в 17:34 

Жизнь слишком важна, чтобы рассуждать о ней серьёзно...
Латинистка ,
понравилось интервью?;-)

URL
2010-01-12 в 17:44 

Мурлыкающий дракон. Место обитания: Башня из моржовой кости. Воскуряю то, что следует заваривать. Не дразнить!
Ыыыы! Ууууу! Словов нет, одни эмоции прошибающие любого вулканца на расстоянии

2013-07-12 в 19:09 

Isnogood
Насчёт вулканцев - подпишусь. :-)
Интервью, вызывающее много эмоций: восторг, умиление, радость бешеная. Де Ланси - очень интересный человек.
А Q в его исполнении - нечто неописуемое. Не могу передать всё, что хотелось бы....

     

Star Trek:Voyager

главная